Юрий Бомбела — допинг-контроль и способы борьбы с этой «напастью»

От общих фраз – к чему-то конкретному. Мне задали вопрос о сроках выведения из организма SARMs. Я пообещал сделать на эту тему статью, но в процессе ее написания понял, что приводить какие-либо сроки было бы не совсем правильным. Посему я разбил эту статью на две: в первой попытаюсь рассказать о том, как обычно пытаются «обойти» ту гору, которая называется допинг-контролем, а во второй приведу сведения, которые позволят лучше ориентироваться в сроках выведения тех или иных веществ из организма. Но без точного указания этих сроков.

Итак, допинг-контроль и способы борьбы с этой «напастью». Всего раньше основных способов «обхода» допинг-контроля было три:

  1. дождаться того момента, пока вещество само покинет организм;
  2. скрыть применение вещества с помощью разных средств и методов;
  3. использовать то, что с помощью допинг-контроля обнаружить невозможно.

Я чуть более подробно остановлюсь на каждом из них ниже, пока же скажу, что в последнее время все большую популярность обретает четвертый метод: «уйти в несознанку». С него и начну.

«Да я понятия не имею, как оно попало в мой организм!»

«Поел мяса с болденоном» (вариант: кленбутеролом), «получила от партнера в ходе полового акта» (вариант: поцелуя), «принимал разрешенные спортивные добавки, а там…» – вот далеко не полный перечень оправданий, к которым прибегают спортсмены, если в их моче обнаружили запрещенные вещества. И надо сказать, что логика в таком подходе определенно есть.

Важно понимать: нынешние методы позволяют обнаружить даже мельчайшие количества метаболитов – такие, которые раньше заметить было невозможно. Но о выявлении того, что запрещено мы поговорим ниже, пока же хотел бы заметить, что крошечные дозы многих средств, в том числе и анаболических стероидов, могут попасть в организм и без вашего ведома.

Так, было выявлено немало случаев, когда производители спортивных добавок в качестве одного из «компонентов» использовали метилтестостерон, метандиенон либо норэтандролон – о SARMs и говорить нечего. Кроме того сторонний анаболический стероид может попасть и в тестостерон, который иногда прописывают спортсменам – ведь гипогонадизмом могут страдать и они.

Во многих странах Южной Америки коровам делают инъекции болденона либо тренболона, а в Мексике в их корм добавляют кленбутерол – это известные факты. А еще выяснилось, что метаболиты нандролона могут образовываться в организме и сами по себе, посему порог обнаружения «деки» был значительно повышен. И – да: некоторые вещества способны проникать через слизистую оболочку, то есть, при все тех же поцелуях и прочем что-то там да может передаться.

В подавляющем большинстве подобных случаев речь идет о крошечных дозах запрещенных веществ – таких, которые, по сути, не дают спортсмену никакого преимущества. Но, поскольку это могут быть остатки того, что принималось некоторое время назад в более значительных количествах, контролирующие органы, как правило, санкции налагают, но сроки дисквалификации «выписывают» какие-то совсем уж смешные – фактически получается просто небольшой дополнительный отдых. В общем, пользоваться этим методом определенно имеет смысл.


Юрий Бомбела допинг-контроль способы борьбы с этой «напастью» Команда "Живая Сталь" HGH Pharmatropin PHL Pharmacom Labs ruanabol urri_restor Доктор Любер Алексей Киреев nulka Faster Bigger Stronger

Важно! На сайте HM.RU не продаются анаболические стероиды, на сайте HM.RU не призывают к употреблению анаболических стероидов и других сильнодействующих веществ. Редакция не одобряет использование сильнодействующих препаратов без надлежащего врачебного контроля. Вся информация предоставлена исключительно для ознакомления. Бесконтрольное применение сильнодействующих препаратов может нанести серьезный вред вашему здоровью.


Дождаться того момента, пока вещество само покинет организм

Очень часто к «уходу в несознанку» прибегают тогда, когда сроки выведения принимавшихся средств провалены. При этом стоит заметить, что спортсменов ждут не только проверки непосредственно на соревнованиях, но и в подготовительный период – в межсезонье.

Важно понять: точных сроков вывода того или иного вещества из организма просто не существует – все люди разные, у них различное количество ферментов, жировой ткани и так далее. Да и проживают они в разных условиях, питаются разной пищей, имеют разные привычки. В общем, есть только предельные сроки – то есть, период, за который вещество гарантированно покинет организм.

Но даже с этими сроками не все так просто: как я уже говорил, методы допинг-контроля совершенствуются, и сегодня удается обнаружить то, что не удавалось обнаружить вчера. И надо заметить, что именно допинг-лаборатории – это, если можно так выразиться, передний край науки; только их сотрудникам известно, что и в каких количествах удается обнаружить. Да, эти сведения рано или поздно просачиваются наружу, но в большинстве случаев это происходит слишком поздно.

Это все я к чему веду? К тому, что если вам кто-то скажет, что оксандролон, например, покидает организм за 10-14 дней, то он может просто не знать о новых методах, которые позволяют «засечь» этот препарат и спустя 20 дней после его приема. В итоге на допинг-контроле вас может ждать неприятный сюрприз.

Посему крайне важен так называемый «выездной» допинг-контроль: сдача тестов в «дружественной» лаборатории аккурат накануне старта. Да и промежуточные проводить также не помешает. Сложность только в том, чтобы найти эту самую «дружественную» лабораторию. Именно из-за этой сложности обычно идут другим путем. И этот путь –

Скрыть применение вещества

Тут полет фантазии не ограничен вообще ничем! Начать стоит с банальной подмены проб, а также сокрытия результатов тестирования чиновниками, которых удалось «убедить» в правильности такого деяния. На начальном этапе подмену осуществляли – с переменным успехом – сами спортсмены, используя мочу тех, кто гарантировано «чист».

Сейчас это сделать крайне сложно, поэтому кое-кто (не будем указывать пальцем) умудрился вывести подмену проб на государственный уровень. Этот же «кое-кто» пошел и несколько дальше, «убедив» поучаствовать в сокрытии результатов не отдельных чиновников, а целую допинг-лабораторию. Как мы знаем, закончилось все это печально…

Есть еще такой метод, как порча допинг-проб… (нереально, так как сразу после забора проходит проверка, если что-то не так — «дисквал» (по версии ФББР — «дисклав») прямо на месте)

Индивидуальная, хотя и вмешательство «высших сил» тоже иногда практикуется. Мне просто удивительно, почему этот метод не так уж широко распространен: в нем нет ничего сложного. Нужна лишь определенная «ловкость рук» и здоровая наглость, а эффективность его остается весьма высокой.

Раньше считалось, что поможет скрыть наличие допинга в организме хорошая (хотя не обязательно именно хорошая – пойдет любая) водка, этим методом пользовались, например, болгарские штангисты. Получивший не так давно всемирную известность Григорий Родченков предложил свой метод – при этом заменив водку более дорогими напитками. Оба метода эффективными не являются – у меня об этом выходила в свое время статья, думаю, стоит опубликовать ее и здесь (будет что-то вроде третьей части «Допинг-контроля»).

Использовались и маскирующие агенты из числа фармпрепаратов – в основном диуретики, но не только. Правда, те же диуретики не маскируют, а лишь увеличивают скорость вывода запрещенных веществ из организма. При этом и они, и действительно маскирующие средства сами по себе очень даже неплохо «ловятся». В общем и целом, все это «народное творчество» обычно доводит только «до цугундера» – на попытках скрыть применение того, что запрещено, погорела масса спортсменов.

Использовать то, что нельзя обнаружить

Ну и, наконец, поговорим о том способе, который можно считать самым эффективным. Именно им пользуются элитные спортсмены, если у них вдруг возникнет потребность немного «простимулировать» себя. Правда, обходится он ну о-очень недешево, но зато гарантию дает почти стопроцентную. Я не буду даже пытаться описывать все возможные «разветвления» этого способа, обозначу лишь основные направления.

Первое: использование тех средств, которые эффективны в микродозах. Наиболее известный из них – метилтренболон, но есть и другие. Достать их чрезвычайно сложно, я бы даже сказал нереально. Но можно синтезировать из доступных анаболических стероидов. Правда, тут понадобится лаборатория, да еще и хороший специалист в придачу – я предупреждал, что это будет недешево. Да: микродозы – это то, что обычно оставляет после себя столь мизерное количество метаболитов, что даже обладающие самым современным оборудованием допинг-лаборатории засечь его просто не в состоянии.

Второе: использование «дизайнерских» препаратов. Вообще-то, слово «дизайнерские» не очень в данном случае понятное, хотя его частенько используют. Более точным будет словосочетание «препараты, созданные в небольших количествах для специального применения», но оно очень уж длинное, посему продолжу называть такие средства «дизайнерскими».

Существуют лаборатории, специализирующиеся на создании таких средств, BALCO – самая известная из них. Надо сказать, что известной она стала совершенно случайно – если б не стукачество конкурентов, ее тетрагидрогестринон использовался бы безнаказанно до сих пор. Создание «дизайнерских» препаратов – крайне дорогостоящее предприятие, пользоваться этой продукцией могут позволить себе только состоятельные спортсмены.

Третье: использование естественных гормонов; наиболее очевидным выбором в данном случае будет тестостерон. Дело в том, что метаболиты тестостерона присутствуют в моче абсолютно всех людей: и мужчин, и женщин, и даже так называемого «третьего пола». Посему обращают внимание не на их наличие, а на количество таких метаболитов. Но и здесь не все так просто: важно не количество метаболитов тестостерона само по себе, а отношение этого количества к количеству метаболитов эпитестостерона – оно не должно выходить за определенные «рамки».

Но соотношение «тестостерон / эпитестостерон» можно контролировать. Не скажу, что сделать это так уж легко, но и сложного здесь ничего нет. Нужна, опять же, лаборатория, которая сможет проводить анализы, а также специалист, который сможет их результаты трактовать и давать необходимые рекомендации. Кстати, есть методы искусственного повышения уровня эпитестостерона…

Гормон роста, ИФР-1, ИФР-2 также используют, хотя реже. Дело в том, что эти гормоны (и факторы роста) несколько легче обнаружить, да и пользу они приносят почти что исключительно спринтерам. Коих не так-то и много среди спортсменов.

Ну, и есть еще один хитрый путь, который сейчас обретает все большую популярность, и с которым контролирующие органы вообще не знают, как бороться. Нет, это не «генетический допинг» – до него дело пока не дошло. Это вообще не конкретное средство или средства, а метод, даже достаточно простой. Но я о нем пока что скромно умолчу…

Я не буду в который раз произносить фразу «большой спорт невозможен без допинга» – каждый решает сам, использовать ему что-то запрещенное или нет. Я лишь даю информацию. В этой статье приведена ее крупица – для того, чтобы полностью (и правдиво) осветить тему допинга в спорте, нужна объемная книга. Даст Бог, когда-нибудь она будет написана…

bodyofsteel HGH Pharmatropin PHL Pharmacom Labs urri_restor Магазин спортивного питания Доктора Любера PHARMATEST ruanabol
Юрий Бомбела — страница в FB


А.Тимошенко:

Необходимо на сегодняшний день ещё учитывать наличие БИОЛОГИЧЕСКИЙ ПАСПОРТ СПОРТСМЕНА (БПС) — в бодибилдинге пока только у спортсменов под ADAMS


Спасибо за содействие:

bodyofsteel HGH Pharmatropin PHL Pharmacom Labs urri_restor Магазин спортивного питания Доктора Любера Discovery of Testosterone Queue up sound of heavenly choir PHARMATEST ruanabol